Горнолыжные Легенды. Валерий Цыганов — часть 2

  Автор:

data-ad-slot="9708349989">

1981 год. Прорыв!

Опять предоставляем слово Валерию Ивановичу:

«Надо сказать, что уже и до Лейк-Плэсида советские горнолыжники начали постоянно попадать в десятку лучших на этапах Кубка мира. После Олимпиады продолжили неплохо выступать на международных соревнованиях.

В начале сезона 1980/81 года Макеев был третьим в Шладминге, потом Андреев был вторым в Китцбюэле. Затем я занял первое место на всемирной Универсиаде в Испании.

thumb_239_1364111018

Причин тому, что сразу нескольким нашим горнолыжникам тогда удалось войти в мировую элиту, было несколько:

  1. Собрался коллектив талантливых тренеров и хороших организаторов во главе с Тягачевым.
  2. На тот момент россияне уже приобрели хороший опыт выступлений на высшем уровне.
  3. Подготовка к сезону 1980/81 года прошла очень удачно. Физического состояния все достигли оптимального, у всех было желание выступать, бороться за самые высокие места. Начало реализовываться то, чему мы долгие годы учились. Стали получать хороший инвентарь. Лыжи нам готовил прекрасный сервисмен Ханс Мюллер, а в скоростном спуске качество подготовки лыж составляет наибольший процент успеха – процентов 50.
  4. Переход на две лыжные тренировки в день

Но, тем не менее, в техническим оснащении мы существенно отставали тогда от мировой элиты. Наш оператор снимал лишь маленькие куски скоростного спуска.

А швейцарцы и австрийцы на главных этапах Кубка мира ставили своих операторов на всем протяжении трассы. Уже в начале 1980-х они использовали технологию накладывания изображения на пленку, чтобы сравнивать проход трассы своим спортсменом и победителем. Мы об этом и мечтать не могли.

Австрийская сборная предметно работала в тренажерных залах над разными группами мышц, а у нас в Новогорске на базе сборной имелись лишь примитивные штанги. И самым передовым инвентарем зарубежные фирмы в первую очередь снабжали своих соотечественников, особенно перед Олимпийскими играми.

В СССР на Кавказе, в Средней Азии были склоны гор с хорошим рельефом для скоростного спуска, но в Европе уже тогда трассы строили, профилировали, а мы ездили по естественному рельефу. И меры безопасности у нас в 1980-х соответствовали европейскому уровню 1930-х годов – не было заборов, улавливающих сеток."

Здесь я опять хочу сказать несколько слов.

В эти же годы, катаясь на горных лыжах по разным местам бывшего Советского Союза, я неоднократно видел, как лыжники во время тренировок подготавливали трассу методом бокового соскальзывания, есть такой технический прием в горных лыжах. О ратраках, которые уже вовсю использовались в Европе, даже мыслей не возникало, что такое может быть возможно.

У меня здесь есть друг, Арсен Арутюнян, с которым я несколько лет вместе работал горнолыжным инструктором в Парк Сити.

Jet_6276

Арсен Арутюнян

Сейчас  он работает тренером на курорте Каньоны с 14-16 летними детьми (юношами).

Он мне многократно с горечью говорил, что если бы у него, когда он был спортсменом (а он все-таки был участником трех олимпиад) были такие условия для тренировок, как сейчас имеют эти американские юниоры, его результаты были бы на порядок лучше.

Вот его фотография с чемпионата США (мастерс) где он занял первое место в слаломе.

Но вернемся к рассказу Валерия Ивановича.

Скоростной спуск и чувство страха

"Страх – нормальное чувство для любого человека.  Приходится бояться, если не за свою шкуру, то уж точно – за плохое выступление. И если падение в слаломе – обычно небольшой ушиб, то в скоростном спуске часто заканчивается серьезными травмами. Те люди, которые заявляли, что не боятся на скоростном спуске, хороших результатов не добивались. Этот страх позволяет реально оценивать ситуацию.

По моим наблюдениям, новички этапов Кубка мира часто проходили дистанции скоростного спуска рискованно, на грани фола. Но случалось первое серьезное падение, и, если после него спортсмен возвращался, то, как правило, задерживался в мировой элите надолго. У меня после серьезной травмы было пять операций на коленном суставе, и это накладывало отпечаток на мои выступления.

Я не любил стартовать первым. Ведь трасса может быть разной каждый день. Вчера ты по ней проехал, но это не значит, что она точно такая же и сегодня. Меняется погода, меняется покрытие. А когда на трассе даже небольшой туман – едешь как в первый раз, причем, на скорости 120 километров в час."

images (14)

Окончание спортивной карьеры

К величайшему сожалению всех советских болельщиков и поклонников горнолыжного спорта в сезоне 1981-1982 г продолжения и развития успеха не последовало.

Занимались места в десятке или близко к ней, но таких побед как в сезоне 1980-1981 г больше не было.

Что же случилось?  На мой взгляд просто перетренированность.

Как в свое время сказал Жан Клод Килли:

«от лыж натурально  начинало тошнить».

В течении достаточно долгого времени сборная выполняла колоссальный тренировочный объем и, видимо, в какой то момент что-то надломилось. Причем надломилось у всех сразу.

Мне кажется, что просто слово "Хочу" было заменено словом "Надо".

Понимаете, когда в душе у спортсмена горит огонь и все его естесство кричит "ХОЧУ" -  это одно.

А когда спортсмену говорят "НАДО", на тебя Родина смотрит-  это совсем другое.

Иными словами: был потерян вкус к лыжам.

Видимо поэтому к началу следующего сезона сборная подошла не в лучшей форме. Начальство же волновали только победы.

Ну а дольше, как снежный ком.  Отсутствие результатов повлекло за собой снижение заинтересованности в советских спортсменах производителей инвентаря, смену сервисмена и так далее.

У Валерия Ивановича сезон не задался из-за травмы. Операцию сделали осенью, до декабря включительно – костыли. Потом комплексы упражнений на восстановление. После Нового года его возили по этапам Кубка мира, но стартов не было. Участвовал только в тренировочных заездах.

tyagachev1

Перед играми в Сараево провел хорошую подготовку, но потерял уверенность. В команде не было больше Тягачева –Лидера, Тягачева Друга и Наставника.

Организационные вопросы решались из рук вон плохо, с большим скрипом, тренера постоянно менялись, так как никто не хотел брать на себя ответственность за результат.

В Сараево Цыганов ехал только скоростной спуск.

На официальных тренировках он и Макеев попали в десятку сильнейших, хотя в них стартовало по 6 и больше представителей Австрии и Швейцарии.

Но, как я уже сказал, в отличие от Лэйк Плэсида, сервисмены «Россиньоля» уже не рассматривали русских, как лучших в своей команде, так что и внимания к ним было существенно меньше.

В итоге в Сараево Валерий  Иванович занял  лишь 23-е место.

Закончил спортивную карьеру в  1985 года Спартакиадой народов РСФСР и чемпионатом СССР.

После ухода из спорта Валерий Цыганов окончил институт физической культуры, после чего занимал различные посты в руководстве спортивными организациями, в частности, председателя Комитета по физической культуре, спорту и туризму Мурманской области (с 1997 года).

В 2010 году был назначен первым заместителем руководителя Департамента по физической культуре и спорту Москвы.

В 2012 году назначен заместителем директора Департамента развития зимних видов спорта и координации подготовки к Олимпийским играм в г. Сочи Министерства спорта Российской Федерации.

Сейчас является вице-президентом Федерации горнолыжного спорта и сноуборда России.

images (15)

Хочу от всего сердца пожелать Валерию Ивановичу успехов на этом очень и очень ответственном посту и пожелать, чтобы наши горнолыжники начали занимать места на пъедесталах Кубка Мира и других крупнейших международных соревнований, как в свое время занимала «золотая команда», членом которой был и он сам.

С уважением,

Леонид Фельдман

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:

Захватывающая история

о кругосветном путешествии

в одиночку

Оставьте свой комментарий:
на Блоге

Оставьте свой комментарий или вопрос

в Вконтакте
в Фейсбук